Степанов Борис Юрьевич (aviator_bob) wrote,
Степанов Борис Юрьевич
aviator_bob

Categories:

1918 - and a Malevolent Morning...



25 апреля 1918 года германские имперские войска, надеясь форсировать прорыв к Северному морю, начали атаку французских позиций на Кеммельберге.


Германская штурмовая авиация.


Предтеча материальной части будущих "шлахтштаффелей" - многоцелевой двухместный разведчик Эл-Эф-Ге Роланд Ц.I (LFG C.I Roland) нашёл свое законное место среди авиатехники (двухместных многоцелевых самолётов класса "C") которой комплектовались первые охранные отряды.

Необходимо иметь действительную защиту рабочих самолётов (Рабочие самолёты – это разведчики, артиллерийские для наблюдений и прочие, несущие авиационную службу при войсках.) вызвала сначала появление охранных отрядов (Schutzstaffeln), как предшественников штурмовых отрядов (Schlaststaffeln). Под штурмовой (боевой) авиацией разумеются те авиочасти, которые служили для действий по живым целям внизу. Отвечая воздушному противодействию противников, к каждому рабочему самолёту стали присоединять два или более охранных самолёта, которые должны были как можно ближе держаться к нему , обеспечивая его безопасность от воздушных нападений. В особенно оживлённых боевых пунктах фронта их часто стали применять и для воздушного заграждения целыми отрядами. С точно определённой сменой они патрулировали обычно попарно, над определёнными границами на заданной высоте. Как только наиболее отважные неприятельские лётчики пробовали перелететь эту сторожевую линию, они подвергались нападениям. Так как часто и истребительные отряды несли на фронте ту же сторожевую службу и сюда же направлял свою авиацию и противник, то воздушное пространство стало вскоре насыщаться самолётами с крестами и кокардами. Из общих столкновений, разбивавшихся по группам и в одиночные бои, и возникали во время наступления на английскую Фландрию весною 1917 г. те воздушные сражения, о которых часто упоминали оперативные сводки.


Хальберштадт Ц-эл.II (Halbershtadt CL.II) - первый тип легких многоцелевых двухместных машин специально разработанных для сопровождения разведочных самолётов.

Для облегчения работы разведочных самолётов охранные авиаотряды применялись также и для непосредственной разведки в своём районе, для установления передвижений противника на подступах к фронту, для обнаружения вновь строящихся полевых железных дорог и путей, а в дни больших боёв – прежде всего для розыска мест расположения батарей и, - при поддержке пехотных лётчиков, - для связи и ознакомления с положением дел в передовых линиях. Стратегическая разведка в сентябре 1918 г. была невозможна из-за низко висящих облаков. Однако, всё таки было необходимо заглянуть в тыл, так как англичане своими всё более и более ожесточенными нападениями у Камбре угрожали прорывом. На небольшой выысоте отдельные разведочные самолёты легко расстреливались. Охрана истребителей могла бы быть им полезна только при полёте туда, так как на обратном пути они были беззащитны от лётчиков, нападающих сзади. В таком затруднении и были применены охранные отряды. Тесно-сомкнутыми группами они весьма успешно производили разведку, не смотря ни на какое сопротивление. Если некоторые из них и не возвращались при этом, то всё же и противник платился за свой частичный успех немалыми потерями.


В 1917 году охранные отряды, перевооруженные новые модели двухместных многоцелевых машин класса "CL", стали применяться для воздушных атак наземных позиций противника.

Эти неизменные успехи тогдашних охранных отрядов послужили основанием для их главного применения в дальнейшем: боевые действия против наземных целей. С этим связывается их новое прославившееся наименование штурмовые отряды (Schlaststaffeln). Если нужно было в позиционной войне выбросить противника из окопов пехотной атакой, то для сломления его сопротивления оказалась еще недостаточной предварительная подготовка дела артиллерийским огнём. В момент штурма не хватало деморализующих действий. Этот пробел и восполняли штурмовые самолёты, добившись здесь громадных результатов. Низко, едва на 50 м. над землёй, проносились лётчики впереди атакующих и, действуя пулеметным огнём и ручными гранатами, заставляя противника укрываться в его окопах. Поворачивая затем обратно, они с неослабевающим упорством повторяли нападения несколько раз.


Хальберштадты составляли львиную долю авиатехники штурмовых отрядов.

Никогда не забуду я штурм Кеммельсберга.
С первыми лучами солнца, подобно гигантским ночным птицам, примчались штурмовые отряды, спускаясь все ниже и ниже. Вот они уже только в нескольких метрах над нашими окопами… С громким «Ура!» выскакивает пехота в атаку… Бешеный пулеметный огонь забрасывает неприятельские окопы… В ужасе враги подымают руки вверх, неспособные больше ни на какое сопротивление, и атакующая пехота берет их в плен…
Все же дело не ограничивалось борьбой с одной пехотой. Нужно было поражать также жизненные части неприятельского фронта и тыла; его артиллерию, его тыловые учреждения, артиллерийские склады и парки, штабы, резервы, обозы и т. д. Здесь тоже открылось широкое поле для деятельности штурмующих лётчиков. Сверкающие батареи были благодарной для них целью, и скоро артиллерийская прислуга прекратила огонь. За рощами, в котловинах полей, стояли наготове резервы противника; найти их тоже входило в задачи штурмовых самолётов. какое смятение и разрушение производили среди них наши бомбы, ручные гранаты, и какую кровавую жатву собирал наш пулеметный огонь! Я и сейчас вижу американскую батарею тогда под Верденом, - она стояла наготове за небольшой рощей: раненые лошади поднимались на дыбы, разгоняли других по полям, вес в суматохе бежали в разные стороны...


Яркая окраска машин баварской Шусты № 26 (Shusta 26b) могла по соперничать с "полковыми ливреями" германских истребительных эскадр.

Раскиданные по всему полю укрывались коварные пулеметные гнёзда; место их часто выдавали только тонкие дымки фосфорических выстрелов. И глубже в тылу опытный глаз находил цели, заслуживающие внимания; спрятанные в рощах трудно-приметные склады снарядов, узкоколейки, бараки и т. п. Наконец, походные колонны, движущиеся к передовым позициям, особенно в различных дефиле, на лесных дорогах, мостах и переправах: сомкнутая, много раз повторяемая воздушная атака может здесь парализовать неприятельские подкрепления на много часов и таким образом решить успех дела.


Ганновер (Hannover Cl.II - III), разработанный известным авиаконструктором Германом Дорнеом, был вторым типом легких многоцелевых машин, использовавшихся в охранных и штурмовых отрядах.

Если же нападение противника принуждало нас к обороне и даже к отступлению, то и здесь штурмовые отряды были верными помощниками сражающихся войск и часто даже сдерживали стремительно напирающего на нас противника. Штурмовая авиация не бездействовала и тогда, когда боевые операции и не требовали временно её применения. Предпринимались повторные нападения на привязные аэростаты, главным образом, на тех участках фронта, где их появление позволяло заключить о подготовлениях к наступлению. Большой ущерб авиации противника наносили также внезапные нападения на неприятельские аэродромы, расположенные глубоко в тылу , - хотя надо признать что в этом наши противники – особенно англичане – нас превзошли. В июльские дни 1918 года появились мощные неприятельские эскадры из 70 – 80 самолётов, которые с помощью двух третей своего состава добивались господства в воздухе на всех высотах в то время, как остальные производили планомерные нападения последовательно на наши аэродромы. Так, напр., они уничтожили в течение двух дней, бомбардировкой и пулемётным огнём, все самолёты трёх истребительных отрядов при Лилле и Картойль.


Хальберштадт Ц-эл.IV (Halberstadt Cl.IV) был модернизированной моделью с учетом боевого опыта применения машин раннего типа.

Как днем, так и ночью штурмовые лётчики неотступно думали о том, чтобы беспокоить и вредить противнику – прежде всего в светлые ночи – обстрелом его подъездных путей, убежищ, вокзалов, убежищ. вокзалов и т. п. Нападение сомкнутым строем, было, конечно, не возможно. Подобно бомбоносцам в глубоком тылу, опытные штурмовые лётчики применялись с большим успехом на полях сражений и ночью, действуя одиночным порядком, один за другим.
Охранные отряды так же, как и все другие авиаотряды, находились под начальством командующих армейской авиацией (Kofl.), сначала их присоединяли к отдельным авиаотрядам, для непосредственной защиты которых они предназначались. Каждый охранный отряд располагал 6-ю пилотами и 6-ю пулеметчиками солдатского звания (унтер-офицеры и рядовые) в качестве экипажа и еще около 120 унтер-офицеров и рядовых для технической и пр. службы; в каждом отряде имелось по 6 самолётов.
Когда позднее выступили на первый план штурмовые воздушные операции, каждые четыре отряда стали соединять в особые дивизионы. или. как их тоже называли штурмовые группы (Schlachtstaffelgruppe). Распоряжения о применении их направлялось командующим армейской авиацией (Kofl.) командиру дивизиона, который выпускал в бой или одновременно все 24 самолёта, или полу-дивизионами, или даже отдельными отрядами, сообразуясь с заданием. В дни больших операций дивизионы получали часто также от командующего корпусной авиацией (Gruf.), который ведал общими воздушными операциями в пределах корпуса.



Воздушные штурмы на переправах через Сомму у Бри и С.-Крист.

Повторные английские нападения, проведенные при сильном содействии танков и артиллерии, принудили нас 6 сентября 1918 г. к отдаче Перроны. В эти дни больших сражений лётчики беспрестанно, с рассвета и до позднего вечера, несли штурмовую службу, облегчая положение теснимых войск. Возвращаясь на аэродром, они едва успевали снаряжать свои самолёты, чтобы снова идти в бой.
Однажды утром пехотный лётчик доставляет ошеломляющее донесение, что неприятельские войска всех родов оружия наступают густыми, длинными колоннами к реке Сомме, южнее Перроны, в том месте, где были мосты у Бри и Сен-Крист. Такая обстановка как нельзя более благоприятствует действию штурмовой авиации. Несколько минут позжевсе 24 самолёта дивизиона поднимаются при ясной осенней погоде. Вскоре на назначенной высоте они выстраиваются в боевой порядок. одной линией, как по шнуру, стремительные Гальберштадты летят вперед, к фронту. Под ними Камбре. Вот видны густые облака пороховых газов и пыли. неизменно быстро несутся наши птицы к видимому аду, как-будто гонимые бесом соревнования. В дыму можно ясно различать сверкание орудий и разрыв гранат; густые чёрные облака стелются по земле. Железная мелодия мотора заглушает шум сражения и успокаивает нервы.
Мы на высоте 500 м. По ракетному сигналу дивизион образует две линии, одна за другой. В 2 – 3 минуты мы над противником. нервы напряжены до крайности… Мы стараемся пронзить глазами густые тёмные облака дыма… Взгляд испытующе блуждает по небу, где попадающиеся местами кучевые облака предостерегают нас о возможных неожиданностях. В разрушенной огнём Перроне, вправо перед нами, в полном разгаре пожар, и скоро из дыма выделяется блестящая лента р. Соммы. Через несколько секунд мы у цели. Быстро ориентируешься по плану; правильно: там прямо Бри и влево от неё Сен-Крист! И мосты можно тоже ясно различить в виде тонких нитей… Вдруг, близко перед нами белые мячи, первые шрапнели…, но они не мешают. С командирского самолёта подаётся ракетный сигнал, и все лётчики круто идут вниз к мостам планирующим спуском. Стрелка альтиметра быстро показывает 300 метров, 200. 150… Сердце колотится, готовое разорваться… Еще ниже – в самую толпу неприятельских войск… Позади и впереди нас густые колонны пеших, конных и обозов!...
Бешенный пулеметный огонь забрасывает противника. Сначала кажется, будто мы стреляем без видимого результата. Но скоро происходит всеобщая суматоха, переходящая в панику. Пешие люди, всадники и повозки начинают метаться как угорелые. «Прочь с дороги» - вот в чем для каждого из них представляется спасение, и в диком безумии разбегаются они во все стороны. На мостах же смятение еще больше: проходящие запряжки прыгают в реку, тянут за собой и людей и животных, и невольно думается: не вселился ли в эту толпу сам дъявол.
В такой хаос неумолимо летят бомбы и ручные гранаты. из которых – как я заметил – несколько попали в самые мосты. Мы на высоте едва 100 метров. Видны все мелочи. Пролетев над колоннами, поворачиваем назад для вторичного нападения. Взгляд невольно охватывает местность восточнее реки. В одном саду видно от 20 до 30 всадников, вплотную прижавшихся к стене. Наверное какой-нибудь высший штаб. Снова трещит пулемет; и здесь происходит смятение, все рассеиваются и скачут в разные стороны… Вдруг два одноместных самолёта, типа Сопвич, нападают на наш дивизион с левого фланга. После короткого боя я вижу, как один из них быстро падает, а другой разворачивается и уходит.
Еще два раза возобновляем мы нападение на колонны пулеметным обстрелом, пока не израсходовали почти всех патрон. Возвращаясь на свой аэродром, мы быстро пополняем боевые запасы и идём снова в атаку… И на этот раз тоже с хорошим успехом…
Своим воздушным штурмом мы парализовали наступление целой английской дивизии. Наша пехота выиграла время и могла спокойно занять и укрепиться на новых позициях.
В приказе по армии оценили наш успех признательными словами.
Источник: АВИАЦИЯ В МИРОВОЙ ВОЙНЕ, Под редакцией К. Е. ВЕЙГЕЛИНА, Очерки и эпизоды воздушной войны, АКАДЕМИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАД 1924.
Tags: deutsches reich, schlachtstaffeln
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments